Логин:  
 
Пароль:  
    
пароль? логин?   |   Register
регистрация
                   В жизни мирной или бранной
У любого рубежа
             Благодарны ласке банной
  Наше тело и душа.
 
                                              Твардовский 
ИСТОРИЯ РУССКОЙ БАНИ
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Автор: Administrator   
06.07.2009 15:55

В далекие времена баня несколько отличалась от современной нам русской бани, какую мы можем встретить в любом селе. Бани древних славян (по описаниям византийских и арабских путешественников) были землянками или полуземлянками. В эти бани вносили раскаленные камни и по мере необходимости выливали на них воду; в клубах образовавшегося пара парились. Строились такие бани чаще по берегам рек и озер: во-первых, не надо далеко ходить за водой; во-вторых, сразу после бани можно окунуться в холодной воде, а в зимнее время - и в проруби.
Баня в жизни древних славян занимала большое место. В банях не только мылись, но и выполняли разнообразные очистительные исцеляющие процедуры (в банях лечили знахари, лекари, в банях странствующие цирюльники пускали кровь); во время посещения бань также исполняли супружеский долг, в банях рожали и делали первое омовение ребенка, в банях же делали последнее омовение усопших; порой в банях жили.
В одном из бесценных источников древней русской литературы - «Повести временных лет» - так описываются деяния апостола Андрея:
«И взошел на горы эти, благословил их и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии возник Киев, и отправился по Днепру вверх. И пришел к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей - каков их обычай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришел в Рим, и поведал о том, как учил и что видел, и рассказал: «Удивительное видел я в Славянской земле на пути своем сюда. Видел бани деревянные, и разожгут их докрасна, и разденутся и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут. И творят это всякий день, никем не мучимые, но сами себя мучат, и то совершают омовенье себе, а не мученье». Те же, слыша об этом, удивлялись...».
Мы уже говорили выше, что наши предки имели обыкновение бросать раскаленные камни в дупло с водой, скопившейся после дождей, и забираться в эту воду. Это была примитивная баня. Вместо мыла использовали золу. Поскольку необходимых размеров дупло найти не всегда удавалось, в стволах деревьев подходящие дупла выдалбливали или выжигали с помощью тех же раскаленных камней. Использовали для мытья и большие бочки, и собранную в бочки дождевую воду.
Бани на Руси назывались: влазня, мовь, мовница, мовня, мольня, а также - мыльня и даже - мыльница. Современное русское название «баня» происходит от латинского balneum (баня, купальня).
Баня фигурирует и во всем известной легенде о мести княгини Ольги древлянам, убившим ее мужа -князя Игоря. Когда древляне, устрашившись содеянного ими зла, послали к Ольге послов в надежде как-то уладить дело миром, княгиня приняла послов милостиво, велела истопить им баню; и когда древлянские послы вошли в баню, Ольга приказала ее запереть и поджечь; что и было сделано... Нас в данной легенде интересует не месть разгневанной киевской княгини, а бытовавший уже в те далекие времена обычай - встречать гостей баней...
В русских городах бань было всегда много. Практически у каждого зажиточного хозяина была своя баня; в бане мылись не только хозяин и его домочадцы - часто приглашались помыться соседи, которые также имели обыкновение приглашать к себе в баню своих соседей. Обычай этот соблюдается во многих русских селениях до сих пор. Представляется удивительным тот факт, что о бане нет ни одного упоминания в знаменитом русском «Домострое», в коем, кроме прочего, подробно расписаны основные правила ведения домашнего хозяйства; по всей вероятности, каждый русский человек имел столь глубокие познания, касающиеся бани, что поучать его в этом дополнительно не требовалось.
Были в средневековых русских городах и общественные бани. Как правило, эти бани функционировали при монастырях - известных очагах культуры русского народа. Пользовались монастырскими банями неимущие люди, заезжие люди, пришлые богомольцы и паломники. Зачастую при монастырских банях больные и увечные получали необходимую медицинскую помощь, поскольку многие монахи были искусными лекарями - они составляли лечебники, в какие переписывали опыт врачей предшествующих поколений и в каких описывали свои наблюдения. Известный врач, монах Агапит, грек по происхождению, имя которого на Руси стало нарицательным (долгое время в Киеве всех лекарей именовали агапитами), пользовал больных не только средствами, приготовленными из целебных трав, но и банными процедурами. К месту будет сказать, что после принятия Русью христианства в русские города просто-таки потоком хлынули греческие переселенцы -главным образом служители церкви. Они послужили для русского народа поистине носителями достижений греческой цивилизации - имело место мощнейшее культовое влияние, языковое влияние, бытовое влияние и т.д. Разумеется, были привнесены на русскую почву и основы весьма развитой в Византии банной культуры; в русских городах и весях эта культура получила дальнейшее и весьма своеобразное развитие.
Француз Жак Маржерет, завербовавшийся в 1600 году на военную службу в Россию, впоследствии написал и издал в Париже книгу под названием «Состояние Российской империи и великого княжества Московии». Книга французского капитана хорошо известна нашему современнику. В ряду многочисленных и очень точных наблюдений есть и то, которое в частности касается бани. В те далекие времена русские люди использовали баню не только для мытья тела, но и в качестве эффективного лечебного средства - баня была едва не панацеей:
«Но если простолюдины заболевают, они берут обычно водки на хороший глоток и засыпают туда заряд аркебузного пороха или же головку толченого чеснока, размешивают это, выпивают и тотчас идут в парильню, столь жаркую, что почти невозможно вытерпеть, и остаются там, пока не попотеют час или два, и так поступают при всякой болезни».
Жак Маржерет подчеркивает, что баня - одно из основных оздоровительных средств простолюдина, который, в отличие от «главных вельмож», не имеет возможности лечиться пилюлями, различными «промывательными средствами», «цибетом», мускусом и пр.
Достаточно подробные описания бани и банной процедуры в России дает знаменитый немецкий ученый-энциклопедист Адам Олеарий, живший в XVII веке и неоднократно посещавший с посольствами Москву и иные русские города. В своей книге «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» Адам Олеарий пишет:
«Омовению русские придают очень большое значение, считая его, особенно во время свадеб, после первой ночи, за необходимое дело. Поэтому у них и в городах и в деревнях много открытых и тайных бань, в которых их очень часто можно застать.
В Астрахани я, чтобы видеть лично, как они моются, незамеченным образом отправился в их баню. Баня была разгорожена бревнами, чтобы мужчины и женщины могли сидеть отдельно. Однако входили и выходили они через одну и ту же дверь, притом без передников; только некоторые держали спереди березовый веник до тех пор, пока не усаживались на место.
Они в состоянии переносить сильный жар, лежат на полке и вениками нагоняют жар на свое тело или трутся ими (это для меня было невыносимо). Когда они совершенно покраснеют и ослабнут от жары до того, что не могут более вынести в бане, то и женщины и мужчины голые выбегают, окачиваются холодною водой, а зимою валяются в снегу и трут им, точно мылом, свою кожу, а потом опять бегут в горячую баню. Так как бани обыкновенно устраиваются у воды и у рек, то они из горячей бани устремляются в холодную. И если иногда какой-либо немецкий парень прыгал в воду, чтобы купаться вместе с женщинами, то они вовсе не казались столь обиженными, чтобы в гневе, подобно Диане с ее подругами, превратить его водяными брызгами в оленя, - даже если бы это и было в их силах».
Несколько далее Адам Олеарий пишет:
«Подобного рода мытье видели мы не только в России, но и в Лифляндии и Ингерманландии; и здесь простой люд, в особенности финны, в суровейшее зимнее время выбегали из бань на улицу, терлись снегом, а затем опять убегали греться. Такого рода быстрая смена жары и холода не была им во вред, так как они уже от юности приучали к ней свою природу. Поэтому-то финны и латыши, так же как и русские, являются людьми сильными и выносливыми, хорошо переносящими холод и жару».
Представляет интерес следующее замечание Адама Олеария:
«Русские заметили - Лжедмитрий не русский по рождению и не сын великого князя - именно на том основании, что он не спал в полдень, как другие русские, и не ходил, по русскому обычаю, часто в баню».
Для историков банной культуры весьма ценными являются и другие наблюдения иностранцев, посещавших Россию с той или иной целью. Так некто камер-юнкер Берхольц, живший в Петербурге во времена царствования Петра I, отмечает в своих записках:
«Здесь почти при каждом доме есть баня, потому что большая часть русских прибегает к ней по крайней мере раз, если не два в неделю... Русские и чухонские женщины, прислуживающие там (в бане), превосходно знают свое дело... Они, во-первых, умеют дать воде, которую льют на раскаленные печные кирпичи, ту степень теплоты или холода, какую вы сами желаете, и, во-вторых, мастерски ухаживают за вами. Сначала, когда полежишь немного на соломе, которая кладется на полки и покрывается чистою простынею, они являются и парят вас на этом ложе березовыми вениками сколько сами захотите, что необыкновенно приятно, потому что открываются поры и усиливают испарину. Далее эти женщины пальцами отделяют от тела нечистоту, а затем берут мыло и натирают и, наконец, в заключение всего окатывают водой и обтирают полотенцем. По окончании всех этих операций чувствуешь себя как бы вновь рожденным».
А испанец Антонио Нуньес Риберо Санчес, долгое время служивший врачом при дворе царицы Елизаветы Петровны, в конце XVIII века пишет в своем замечательном произведении, именуемом «О парных российских банях, поелику споспешествуют оне укреплению, сохранению и восстановлению здоровья»:
«Всяк ясно видит, сколь бы счастливо было общество, если б имело нетрудный, безвредный и столь действительный способ, чтоб оным могло не токмо сохранить здоровье, но и исцелять или укрощать болезни, которые так часто случаются.
Я, с моей стороны, только одну российскую баню, приготовленную надлежащим образом, почитаю способною к принесению человеку столь великого блага. Когда помышляю о множестве лекарств из аптек и из химических лабораторий выходящих, приготовленных столькими иждивениями, и приводимых изо всех стран света, то полило кратно желал я видеть, чтобы половина или три четверти оных, всюду великими расходами сооруженных зданий превратилися в бани российские для пользы общества».
Автор обращает внимание и на выгодное отличие русской парной бани от бань иных народов:
«Сие возобновление паров чинится каждые пять минут. В римских, турецких банях пар идет оттого, что поливают горячий пол, под которым идут трубы. Но как они не переменяются свежим воздухом, то и легко заключить можно, что эти бани имеют недостатки, каковые в российских совсем отвращены».
Явно со знанием дела испанец пишет про русский пар, который «не расслабляет твердых частей тела, как пар древних римских и нынешних турецких бань: ибо... будучи составлен стихийными частицами огня и воздуха и возобновляем по произволению, мягчит и не расслабляет его; он расширяет орудия вдыхания, боевые и другие жилы, оживляет и восстанавливает оные части тела в то состояние, в коем оне были прежде».
Заметим попутно, что приведенные нами свидетельства иностранцев писались в то время, когда в Европе баня и банные процедуры, мягко говоря, не пользовались популярностью, и английские лорды, и испанские гранды, и немецкие князья мылись раз в год или от силы два раза в год. Подтверждает факт нелюбви просвещенных европейцев того времени к мытью и ранняя смерть одной из французских принцесс - девушка, которой, кажется, цвести и цвести и сражать своей красотой поклонников, умерла от... вшивости. Придворные лекари пользовали ее самыми дорогими и моднейшими лекарствами, припускали пиявок, ставили компрессы и давали нюхать ароматическую соль, и ни одному из них не пришло на ум порекомендовать принцессе помыться. Вообще в те далекие времена вши не давали покоя не только простолюдинам, но и многим придворным и, как мы видим, даже представителям августейших фамилий; в исторических музеях Европы можно видеть специальные приспособления, с помощью которых светские дамы и высокопоставленные государственные мужи боролись со вшами; эти приспособления представляют собой тоненькие стеклянные палочки со многими отверстиями, устроенными таким образом, что если вошь в отверстие заползет, обратно уже не выберется; такими палочками представители высшего общества забирались к себе под парики и чесали зудящие от укусов «друзей человека» места. Сии почесывания изящными палочками во время общения на балах, во время заседаний правительств и научных обществ считались проявлением хорошего тона. Надо полагать, что представители высшего европейского общества, столь не жалующие любовью бань, еще и дурно пахли - не случайно же так популярны были ароматические нюхательные соли, не случайно так бурно развивалась в Европе парфюмерная промышленность (вместо того, чтобы устранить запах пота простейшей водной процедурой, европейцы предпочитали стараться заглушить этот запах дорогими благовониями)... Мы можем с уверенностью утверждать, что не только в средневековой Европе, но и в Европе более позднего времени самыми чистыми были презираемые господами еврейские ростовщики и торговцы, которым религиозный закон предписывал мыться часто, а лицо, руки и ноги - мыть ежедневно.
Разумеется, в средневековой Европе были общественные бани, - в которых взималась весьма небольшая плата, - и мы порой встречаем упоминания о таких банях в литературе (например, в одной из народных немецких книг «Уленшпигель» герой посещает знаменитую ганноверскую баню, что «у Полот-нянных ворот», или мы читаем о банной процедуре в замечательном произведении Ганса Якоба Кристофа Гриммельсгаузена «Симплициссимус»). Стандартная банная процедура у европейца того времени выглядела так: цирюльник подступал к бюргеру с едким щелоком и благовонным мылом, цирюльник мыл голову и подрезал волосы по последней моде (если в этом была нужда), затем цирюльник или кто-то из домашних, выполняющий его функции, мыл бюргера в особой горенке для мытья (если таковая имелась); после этого бюргер одевался во все чистое. При мытье использовались деревянные лохани, тазы и тазики, кувшины, черпаки; шли в ход благовония. Как видим, ни о какой парной бане европейцы и не помышляли, -что удивительно, если принимать во внимание всестороннее наследование западными европейцами достижений греческой и римской культур. В горенках для мытья - мыльнях - у средневековых европейцев, разумеется, был пар; но это был тот пар, что поднимался над лоханью с кипятком, - он не согревал и не вызывал повышенного потоотделения...
Как мы уже говорили выше банные процедуры принимались европейцами крайне редко. И иностранцам, приезжающим в дикую и темную Московию, в коей всегда зима, в коей медведи бродят по улицам, в коей бороды до земли, было странно видеть поголовное увлечение населения баней, и многие из этих иностранцев почитали посещения бань за одно из проявлений российской дикости, российской дремучей необразованности. Некоторые европейские знаменитые медики всерьез говорили о вреде, причиняемом организму русской баней. «Тело расслабляется и мозговые органы тупеют. Кожа теряет эластичность, блекнет и скоро покрывается морщинами. Женщины вянут раньше времени, преждевременно бледнеют». Понятно, что после таких слов, произнесенных авторитетным врачом, ни одну даму, даже страдающую от полчищ вшей, не загонишь в русскую баню...
В годы правления Петра I в России все более широкое распространение и популярность обретает бальнеотерапия. Реформы государя, активно внедрявшего в патриархальный русский быт все новое, коснулись и медицины. При Петре I появились первые публикации о целительном действии Олонецких марциальных вод. Все более известными становятся минеральные воды, какими народные целители пользовали своих больных уже давно: сарептские воды, липецкие воды, минеральные воды Кавказа и пр.
Мы уже говорили о древней русской традиции приглашать гостей попариться в бане. На заре русской государственности приглашение князем прибывших ко двору людей - к примеру, послов, - в баню было проявлением заботы о добром здравии, выражением приязни; послу, какой князю был неприятен или какой представлял недружественное государство, могли и не предложить сходить в баню... В более поздние эпохи в России стало нормой, своеобразным протокольным мероприятием, посепц ние бани прибывшими к московскому двору послами иных государств; историкам известно, что на территории московского Кремля даже были построены несколько бань.
В связи с этим хочется сказать, что некоторые европейские послы боялись бань и бежали от русских жарких банных процедур, но были и те послы, которым баня нравилась и которые старались пропагандировать банную культуру у себя дома. Особо предприимчивые европейцы даже строили русские бани в таких крупных городах, как Берлин, Вена, Париж, однако жар в этих банях не был так силен, как в российских банях, и когда россияне по случаю посещали европейские «русские» бани, то редко бывали удовлетворены. Заметим кстати, что широкой популярностью выстроенные в европейских городах «русские» бани не пользовались.
Очередная волна строительства «русских» бань прокатилась по европейским городам в 1813 году. Ветераны войны 1812 года, среди которых были не только французы, но и немцы, испанцы, хорваты, поляки и пр., настрадавшись от лютого холода на заснеженных просторах России, вернувшись домой, вероятно, захотели получше прогреть свои косточки, а для этого нет ничего лучше, чем русская парная баня; и бани, какие солдаты и офицеры видели, когда La Grande Armee (франц. Великая армия) Наполеона проходила по русским селениям, стали во множестве строиться в Европе.
В обозримые исторические эпохи русская баня представляла собой небольшой сруб, в коем были устроены два помещения - предбанник и собственно баня. Однако не все русские люди могли позволить себе даже такую простейшую баню. Малоимущие россияне выходили из положения просто: они парились и мылись в печах. Растопив печь, они хорошо разогревали ее, затем удаляли все угли, выметали золу, ставили внутрь чугунок с водой и устилали пространство печи соломой. Лежа на соломе, человек время от времени сбрызгивал свод печи водой из чугунка и таким образом парился. Голова у него при этом торчала из печи.
Любопытную баню устраивали в прежние века своим пациентам русские лекари. Они оборачивали «болящих и недужных» хорошо прогретой льняной или шерстяной тканью, и человек в этом коконе потел и избавлялся от многих недугов.
В старину простой русский люд - по свидетельству просвещенных современников «непритязательный и грубый» - удовлетворялся банями «по-черному». В такой бане не было дымовой трубы; дым от печки выходил через специальное отверстие в крыше, а также через открытые окна и дверь. Порой не было в бане «по-черному» и печки - огонь разжигался в очаге из камней. После того, как дрова прогорали и оставались только уголья, после того, как из помещения бани выветривался последний дым, отверстие в крыше, окна и дверь закрывали и выжидали некоторое время. Таким образом бане давали возможность «потомиться». В течение этого времени уголья обращались в пепел, а стены и потолок бани равномерно прогревались. Далее помещение быстро проветривали, чтобы избавиться от остатков угарного газа, и «спаривали» баню - окатывали водой прогретые стены и камни очага или печку. Использованная вода по специальному водостоку, прорытому в земле, вытекала за пределы бани. В клубах образовавшегося пара парились и мылись; время от времени -по мере необходимости - плескали воду на камни, подбавляли парку. Если камни остывали настолько, что при выплескивании на них воды пар не образовывался, то снаружи от костра приносили еще камни. Вода грелась при растапливании бани - в больших глиняных горшках, помещаемых возле очага или печки. Холодная вода хранилась также в бане - в деревянных бочках. Иногда задолго до банной процедуры в эти бочки с водой бросали те или иные лекарственные и пахучие растения. Образовавшиеся настои наполняли баню приятным ароматом и оказывали необходимое целительное действие. Весь инвентарь бани был преимущественно самодельный, сработанный из дерева, - шайки, лохани, ковши и ковшики. Для каждой банной процедуры приготовлялись свежие веники, которые предварительно распаривались.
Бани «по-черному» можно встретить в русских деревнях и в настоящее время, однако бани «по-белому» - с печкой и дымоходом уверенно теснят их. В старину бани «по-белому» были одной из привилегий состоятельных людей, могущих позволить себе использовать при строительстве бани дорогой материал для печей и труб. Как и бани «по-черному», бани «по-белому» обычно состояли из двух отделений -предбанника и моечного отделения. В последнем устраивались две-три полки. Мылись внизу, а парились на верхней полке - под самым потолком.
Бани отапливались дровами. Воду носили из реки или озера (возле которых, как правило, и строились бани), или из колодца. При возможности использовали для мытья и дождевую воду, собираемую в огромные деревянные бочки.
Для мытья в бане, а позже и для стирки, на Руси использовали мыло. Его варили особые мастера, занимавшиеся «поташным промыслом», и затем торговали им. Но всякий мастеровитый хозяин был способен сварить мыло для собственных нужд сам. В качестве исходного материала мыловары использовали баранье, говяжье или свиное сало; другим важным ингредиентом для производства мыла было растительное масло - чаще всего использовалось льняное масло. Однако даже такое - простейшее - мыло было довольно дорого, и не всякий русский человек мог позволить себе часто пользоваться им. А стирать вообще предпочитали не с мылом, а со щелоком, представлявшим собой определенной концентрации щелочной раствор (большей частью раствор какой-либо едкой щелочи). Щелок был известен еще под названием - зольная вода. Использовался щелок и при мытье полов. Беднейшая часть населения, не имевшая мыла, не гнушалась мыться со щелоком.
Но не все обстоит так просто с русской баней, как это может на первый взгляд показаться, поскольку истинным хозяином бани был не тот человек, который ее срубил, а баенник, известный по многим русским поверьям еще как банник, банной, байнушко, жихарь, банный хозяин. Согласно поверьям же, в некоторых местностях в бане живут баянная бабушка и баянный дедушка. Баянный дедушка следит за порядком и чистотой в бане, подметает в ней пол и при этом порой неимоверно шумит, стучит. Баянная бабушка - мифический аналог бабки-повитухи; надо полагать, что целительные качества русской парной бани обеспечиваются именно стараниями баянной бабушки. Банный хозяин предпочитает париться в третий или четвертый пар, поэтому простому смертному человеку не рекомендовалось в третий или четвертый пар мыться в бане в одиночку -ревниво относящийся к «своей» бане, к чистоте в оной, к хорошему пару банник мог испугать этого человека или даже свести с ума. Человека, который нарушает правила поведения в бане и правила банной процедуры, банник мог невзлюбить - защекотать его до смерти, запарить, задушить. Всерьез верили, что разобиженный банный хозяин способен содрать с неполюбившегося ему человека кожу и затем повесить ее сушиться над каменкой. Считалось разумным попросить у банника разрешения помыться в «его» бане; после мытья оставляли на полке веник и ведро специально для «хозяина» - дабы тот мог помыться, попариться.
С незапамятных времен говорят; «Москва без бани - не Москва». Были в Москве знаменитые Сандуновские бани, или «Сандуны» (названные так в честь актрисы и певицы Сандуновой), и Ламакинские бани (содержала их Авдотья Ламакина), и Суконные бани, и Устьинские бани, и «грузинские» бани, и пр. Замечательно писал о московских банях XIX века и начала XX века известный русский писатель Владимир Гиляровский. Он, будучи большим любителем бани, хорошо знал тему, являющуюся предметом нашего повествования; и мы приведем здесь несколько отрывков из его творчества, к которым можем относиться как к бесценным документальным свидетельствам...
«Единственное место, которого ни один москвич не миновал, - это бани. И мастеровой человек, и вельможа, и бедный, и богатый не могли жить без торговых бань».
«Каждое сословие имело свои излюбленные бани. Богатые и вообще люди со средствами шли в «дворянское» отделение. Рабочие и беднота - в «простонародное» за пятак.
Вода, жар и пар одинаковые, только обстановка иная. Бани как бани! Мочалка - тринадцать, мыло по одной копейке».
«В банные дни готовили веники, которых выходило, особенно по субботам и накануне больших праздников, в некоторых банях по три тысячи штук. Веники эти привозили возами из глухих деревень, особенно много из-под Гжели, связанные лыком попарно».
«При раздевальнях в банях работали мальчики; они помогали и цирюльникам, а также обучались стричь ногти и срезать мозоли. На их обязанности было также готовить мочалки, для чего покупали кули из-под соли, на которые шло хорошее мочало. Для любителей бралось самое лучшее мочало - «бараночное», нежное и мягкое, - его привозили специально в московские булочные и на него низали баранки и сушки; оно было втрое дороже кулевого».
«Позже в банях появились семейные отделения, куда дамы высшего общества приезжали с болонками и моськами. Горничные мыли собачонок вместе с барынями...
Это началось с Сандуновских бань и потом перешло понемногу и в некоторые другие бани с дорогими «дворянскими» и «купеческими» отделениями.
В «простонародные» бани водили командами солдат из казарм; с них брали по две копейки и выдавали по одному венику на десять человек».
«Почти все московские бани строились на берегах Москвы-реки, Яузы и речек вроде Чечеры, Синички. Хапиловки и около проточных прудов.
Бани строились в большинстве случаев деревянные, одноэтажные, так как в те времена, при примитивном водоснабжении, во второй этаж подавать воду было трудно.
Бани делились на три отделения: раздевальная, мыльная и горячая.
При окраинных «простонародных» банях удобств не было никаких. У большинства даже уборные были где-нибудь во дворе: во все времена года моющийся должен был в них проходить открытым местом и в дождь и в зимнюю вьюгу.
Правильных водостоков под полами не было: мыльная вода из-под пола поступала в специальные колодцы на дворах по особым деревянным лежакам и оттуда по таким же лежакам шла в реку, только метров на десять пониже того места реки, откуда ее накачивали для мытья...»
Отоплялись бани «каменками» в горячих отделениях и «голландками» - в раздевальнях. Самой главной красотой бани считалась «каменка». В некоторых банях она нагревала и «горячую» и «мыльную».
«Топили в старые времена только дровами, которые плотами по половодью пригонялись с верховьев Москвы-реки, из-под Можайска и Рузы, и выгружались под Дорогомиловым, на Красном лугу».
«Самыми главными банными днями были субботы и вообще предпраздничные дни, когда в банях было тесно и у кранов стояли вереницы моющихся с легкими липовыми шайками, которые сменили собой тяжелые дубовые.
В «дворянских» отделениях были кейф, отдых, стрижка, бритье, срезание мозолей, ставка банок и даже дерганье зубов, а «простонародные» бани являлись, можно безошибочно сказать, «поликлиникой» где лечились всякие болезни. Медиками были фельдшера, цирюльники, бабки-костоправки, а парильщики и там и тут заменяли массажисток еще в те времена, когда и слова этого не слыхали».
«В уголке раздевальной примащивался цирюльник, который без всякой санитарии стриг и брил посетителей. Иногда, улучив свободное время, он занимался и медициной: пускал кровь и ставил банки, пиявки, выдергивал зубы...
«Мыльная» бани полна пара; на лавке лежит грузное, красное, горячее тело, а возле суетится цирюльник с ящиком сомнительной чистоты, в котором находятся двенадцать банок, штуцер и пузырек с керосином. В пузырек опущена проволока, на конце которой пробка.
Приготовив все банки, цирюльник зажигал пробку и при помощи ее начинал ставить банки. Через две-три минуты банка втягивала в себя на сантиметр и более тело.
У цирюльников было правило продержать десять минут банку, чтобы лучше натянуло, но выходило на деле по-разному. В это время цирюльник уходил курить, а жертва его искусства спокойно лежала, дожидаясь дальнейших мучений. Наконец терпения не хватало, и жертва просила окружающих позвать цирюльника».
«Наконец цирюльник приходил, зажигал свой факел. Под банкой - шика кровавого цвета. «Хирург» берет грязный и заржавленный штуцер, плотно прижимает к возвышению, просекает кожу, вновь проделывает манипуляцию с факелом, опять ставит банку, и через три - пять минут она полна крови (так называемая кровососная банка - прим. С.З.).
Банка снимается, кровь - прямо на пол. Затем банщик выливает на пациента шайку воды, и он, татуированный, выходит в раздевальню. После этого обычно начиналась консультация о «пользительности» банок.
Кроме банок, цирюльники «открывали кровь».
«В женских банях было свое «лечение». Первым делом - для белизны лица - заваривали в шайке траву-череду, а в «дворянских» женщины мыли лицо миндальными высевками.
Потом шли разные притирания, вплоть до мытья головы керосином для рощения волос.
Здесь за моющимися ухаживали банщицы. Бабки-костоправки работали только в «простонародных» банях. Они принимали участие и в лечении мужчин.
Приходит, согнувшись, человек в баню, к приказчику, и просит позвать бабку.
- Прострел замучил!
То же повторял он и пришедшей бабке. Та давала ему пузырек с какой-то жидкостью, приказывала идти мыться и после паренья натереться ее снадобьем, а после бани сказаться ей.
Вымывшись и одевшись, больной вызывал бабку. Она приказывала ему ложиться брюхом поперек порога отворенной двери, клала сверху на поясницу сухой веник и ударяла потихоньку топором несколько раз по венику, шепча непонятные заклинания. Операция эта называлась «присекание».
Бабки в жизни бань играли большую роль, из-за бабок многие специально приходили в баню. Ими очень дорожили хозяева бань: бабки исправляли вывихи, «заговаривали грыжу», правили животы как мужчинам, так и женщинам, накладывая горшок»...
В настоящее время русские бани строят во всем мире, и популярность их растет. Причина такой популярности проста; она - в мощном оздоравливаю-щем действии бани (имеются в виду и профилактическое действие, и лечебное действие). Наиболее часто русской баней пользуются в регионах с суровым -холодным - климатом.

Samui4you - электронный путеводитель по острову Самуи, забронировать отели Самуи

Обновлено 31.10.2010 17:32
 



Вызов сантехника на дом, ремонт водопровода, развод отопления, развод водоснабжения, ремонт и развод канализации. Установка и замена сантехники, ремонт сантехники.

Вызов сантехника на дом в Уфе

 

8 917 799 24 99

Реклама
сауна.
Copyright © 2012. Клуб любителей бани. Все о банях, бани, сауны, строительство бань, традиции, массаж.